Л.Ю. Малькова «Шри Сарада-деви»

Holy Mother web

Немного найдется в истории женских образов простых, чистых и в то же время таких загадочных, каким до сих пор остается образ духовной супруги Шри Рамакришны, Сарады Деви. Сам Бхагаван называл Ее воплощением Сарасвати, богини мудрости в индуистском пантеоне, но и рассматриваемый с мифологических позиций, этот характер неординарный: слишком часто скромная Сарада, открываясь духовному взору учеников, представала то Матерью Кали, то прекраснейшей Махалакшми, то победоносной Дургой. Западу же Она представила какой-то иной, неотразимый в своей чистоте лик и в христианском мире большинство последователей Рамакришны предпочли избрать именно Ее божеством своего сердца, к Ней обращают свои молитвы и медитации.

Хотя при жизни Она не потрясала бенгальцев своими уходами в самадхи, как Рамакришна, не покоряла Америку пламенными речами, подобно вулканическому Вивекананде – многие десятилетия о Ней вообще ничего не знали ни за границей, ни в Индии и даже в общей галерее Монастыря Рамакришны Ее портрета не было рядом с портретами самого Бхагавана и Его прямых учеников.

«Он оставил меня на этот раз после себя, чтобы возвестить Материнство Бога миру»Шри Сарада Деви
«Он оставил меня на этот раз после себя, чтобы возвестить Материнство Бога миру», – как-то бросила Она фразу, объясняющую отчасти и стремительное притяжение к Ней сердец в разных частях планеты, и сдержанность монахов, не желающих выставлять свою Мать на публичное обозрение. Теперь Ее место в храме

Сарада Деви родилась в бедной брахманской семье в деревне Джайрамбати недалеко от Калькутты. По преданию, тетка однажды вынесла малютку на руках к гостям во время деревенского праздника и шутливо спросила: «Ну, кого из этих мужчин ты возьмешь в мужья?» И Сарада тотчас показала на Рамакришну, сидящего в общем кругу. Он был семнадцатью годами старше Ее. Интенсивность Его духовной практики беспокоила Его мать, и она решила, что только женитьба может остудить жажду Бога, сжигавшую Его душу изнутри. Материнские поиски невесты были, однако, безуспешными, пока Он сам к удивлению родных не назвал маленькую дочку Рама Чандры Мукхопадхайи своей предуготованной невестой. И брак был заключен, когда Сараде исполнилось всего 5-6 лет. На духовный поиск Рамакришны это никак не повлияло, Она же продолжала жить в родительском доме, росла в трудах, ухаживая за своими многочисленными братьями и сестрами, и ничем не проявляла своей божественной сущности. Она изначально приняла на себя бремя, выпадавшее на долю простой индийской женщины и, не морщась, пронесла его через всю свою жизнь.

В тринадцать лет, когда Рамакришна уже прошел через практику Адвайта Веданты и принял монашество, Она впервые посетила супружеский дом в Камарпукуре и, с тех пор в сердце Ее забил неиссякающий источник любви.

Воспоминания об этой встрече заставили Сараду, позабыв про страх и стыд, отправиться в Дакшинесвар в 1872 году, когда до Ее деревни долетел слух о якобы сумасшествии Рамакришны в результате духовной практики. Соболезнования соседей ранили застенчивую Сараду. Она не верила в Его безумие, но ведь и Его просветление с мирских позиций сулило Ей незавидную участь отвергнутой жены: по традиции муж должен был оставить Ее, подобно Будде или Чайтанье. Однако Рамакришна приветствовал Ее с любовью и почтением, претворяя новый идеал духовного брака.

Она не верила в Его безумие, но ведь и Его просветление с мирских позиций сулило Ей незавидную участь отвергнутой жены: по традиции муж должен был оставить Ее, подобно Будде или Чайтанье. Однако Рамакришна приветствовал Ее с любовью и почтением, претворяя новый идеал духовного брака.
Сарада стала Его первой ученицей. Ее чистота превосходит человеческое понимание – по признанию самого Рамакришны, Его миссия никогда не была бы исполнена, если бы Она от природы не была такой чистой. Испытывая себя, Он как-то обратился к своему уму: Если хочешь, вот твоя женщина». Но, коснувшись спавшей рядом Сарады, Он тотчас погрузился в самадхи. Эта несравненная чистота впоследствии позволяла Ей брать на себя таких грешных учеников, что могучие Свами Брахмананда, Шивананда и Сарадананда только качали головами: «Хвала Матери! Если бы мы приняли эту отраву, то уже сгорели бы дотла».
Эта несравненная чистота позволяла Ей брать на себя таких грешных учеников, что могучие Свами Брахмананда, Шивананда и Сарадананда только качали головами: «Хвала Матери! Если бы мы приняли эту отраву, то уже сгорели бы дотла».
К ногам пречистой Сарады Рамакришна сложил вместе со своими четками плоды всех пройденных Им духовных практик, совершив в конце периода своего подвижничества Сураси-пуджу, богослужение Божественной Матери в Ее лице. Они слились в Едином, навсегда закрепив этим ритуалом свою неделимость в сознании последователей.

Сарада Деви становится носительницей духа Рамакришны во всей его полноте, и после ухода Бхагавана спорные Его учения разрешает Она. Его именем Она инициировала сотни людей, невзирая на сопряженные с этим болезни, но никогда не позволяла им называть себя гуру: «Я ваша мать. Он – Учитель. Все мантры я получаю от Него». Ее материнская забота хранит всех учеников на жизненном пути, кем бы они ни были. Постигшие Брахман ученики Рамакришны обращались к Ней за разрешением и благословением перед каждым своим начинанием, будь то новый вид тапасьи в случае Свами Сарадананды или поездка на Всемирный Парламент религий Свами Вивекананды, и принимали Ее слово как закон.

Она же оставалась неизменной в своей простоте и скромности. Многие ученики Рамакришны, проводившие целые дни у Его ног, не подозревали тогда о Ее существовании, не знали из чьих рук получают пищу. Она жила в Дакшинесваре в шестиметровой комнатке, куда порою набивалось еще несколько женщин, которые по устоям того времени не могли присутствовать вместе с мужчинами на беседах Рамакришны; там же под лестницей готовила еду Бхагавану и Его гостям. Вставала в три утра, до четырех, пока все еще спали, совершала омовение в Ганге, садилась медитировать; выполнив домашние обязанности, полтора часа совершала поклонение Богу; затем готовила еду Бхагавану и кормила Его, работала целый день, едва выкраивая время, чтобы что-то перехватить самой, но знала любимые блюда Его любимых учеников. Она совершала джапу минимум сто тысяч раз в день, и этот режим духовной практики сохраняла до конца жизни ради и вместо учеников. Самадхи стало для Нее столь же естественным состоянием, как и для Рамакришны, только Она сохраняла полный контроль, умея и в этом, как во всем остальном, быть незаметной.

«Я ваша мать. Он – Учитель. Все мантры я получаю от Него»Шри Сарада Деви
По завету Рамакришны после Его ухода Сарада Деви переехала в Его родной дом в Камарпукур и жила там одна впроголодь, ни к кому не обращаясь за помощью. Прошел год, прежде чем Его ученики и преданные вспомнили о Ней и занялись устройством подходящего для Нее жилища в Калькутте.
Но жила ли Она в столице в атмосфере боготворения или в деревне, разделяя заботы требовательной родни, Она не изменяла простоте своих привычек. Когда в поздние годы, озадаченные соседки прямо спросили Ее, почему приезжие богачи из Калькутты называют Ее Божественной Матерью, Она ответила: «Ну, пусть они называют меня как хотят. Что с того? Будем кушать, что они привозят. Вы же знаете меня с детства, я ваша Сару». Она умела говорить с каждым на его языке.

Несмотря на застенчивость, Сарада Деви в поздние годы смело переступала через предрассудки, мешавшие духовному обновлению. Она выступила за смягчение жесткого регламента жизни вдов, особенно вдов с детства, поддержала идею женского образования, вопреки предписаниям индуизма, как свою дочь, приняла Сестру Ниведиту, тем самым, открыв англичанке дверь в индийское общество для реализации социальных планов Вивекананды. Обращаясь к братьям-монахам, Вивекананда писал: «Вы еще не поняли чудесного значения жизни Матери – никто из вас. Но постепенно вы узнаете. Без Шакти (Силы) нет миру возрождения. Почему наша страна самая слабая и отсталая из всех? Потому что Шакти там держат в бесчестье… Поэтому мы вначале должны построить Матх для Матери. Сначала Мать и дочери Матери, затем Отец и сыновья Отца, можете вы это понять?…Для меня милость Матери в сто тысяч раз дороже милости Отца. Милость Матери, благословения Матери – это для меня все».

«Вы еще не поняли чудесного значения жизни Матери – никто из вас. Но постепенно вы узнаете. Без Шакти (Силы) нет миру возрождения. Свами Вивекананда
Первый Президент ордена Рамакришны Свами Брахмананда так объяснял загадку Сарады Деви: «Наша Мать – сама Махамайя. Но такова Ее Майя, что никто не может Ее понять. Внутри – океан реализации; снаружи – абсолютно спокойна. Какой Она кажется обыкновенной и простой!.. Если хотите милости Шри Рамакришны, сначала умилостивите Мать. Мать – Сама Предвечная Сила (Парама Пракрити). Она держит ключ знания Брахмана в своей руке. Освобождение, блаженство и все это – в ведении Матери. Между Шри Рамакришной и Матерью нет разницы. По милости Матери становится легко достичь освобождения».
Веря в это, мы храним Ее образ в наших сердцах.
Доктор искусствоведения,
Л.Ю. Малькова

rkmЛ.Ю. Малькова «Шри Сарада-деви»